[Восточные]   [Буддийские]   [Дзенские]   [Индийские]   [Суфийские]   [Адыгейские]   [Даосские]   [Хасидские]   [Индуистские]   [Еврейские]   [Греческие]   [Американские]   [Таджикские] 
 [Авторские]   [Юмористические]   [Стихотворные  [Психологические]   [Христианские]   [Современные]   [Армянские]   [Японские]   [Детские]   [Казахские]   [Каббалистические]   [Разные] 
Добавить в избранное Форум Главная страница Предыдущий-
Время Содержание Следующий-
Беспризорник
Новости

07.02.2013
Появился новый раздел: Таджикские притчи!

05.01.2009
Изменили название раздела "Игровые притчи" на "Байки для души"!
TOP10
Краткость
Милосердие
Логика
Иса и неверящие
Лебединая верность
Шесть буханок хлеба
Листок бумаги
Чаша Желаний
Разность Восприятия
10 О том, кого уже НИК...
 30 первых..
Обсуждаются
Врата Бога
Золото в саду
Про весёлую строку, п...
Не в деньгах счастье
Дождь
Архив
Последние 5 сообщений
 

Живые

   Я в одиночестве томился,
   Среди друзей я был чужой
   И мой рассказ почти простой,
   О том, как я на свет родился,
   И, как мой разум изменился,
   Когда меня коснулся Бог.
   Я был регбистом молодым,
   Летел с командой в самолёте,
   И Дух невидимый в полёте
   Над нами Господа кружил.
   Тогда не знали мы, что вскоре
   Погибнут многие из нас,
   И вспоминаю я сейчас,
   Какое всех постигло горе!
   В иллюминатор видел я,
   Под нами гор хребты тянулись,
   Но Анды смертью улыбнулись,
   И опустилась пелена.
   Наш самолёт, сквозь облака,
   Летел над горными цепями,
   И вдруг отвесная скала,
   Предстала прямо перед нами.
   Пилот схватился за штурвал,
   К манёврам резким прибегая,
   И чьи-то ноги отрывая,
   С ужасным скрежетом металл,
   Вздымался яростно зевая,
   И самолётный хвост пропал.
   И в фюзеляже самолёта
   Неслись по снегу мы стрелой,
   В сиденья вжавшись с головой,
   Надеясь только на пилота.
   Но я взмолился, что есть сил:
   "Господь, прошу, Ты нас спаси"!
   И самолёт, стесав бока,
   И покореженный слегка,
   Воткнулся носом скоростным,
   И мы разбились вместе с ним...
   От боли я открыл глаза,
   Сказал "Аминь", и вот слеза,
   Скатилась тихо по щеке:
   "Спасибо, Господи Тебе"!
   Мы живы, братцы!
   Я вас спас,
   Молился Господу сейчас!
   И нас спасатели найдут,
   Обратно в город заберут"!
   Я огляделся, и вокруг,
   Увидел пальцы ног и рук,
   Увидел мёртвые тела,
   И закружилась голова...
   Но только холод ободрил,
   Придал для жизни новых сил,
   И промерзая до костей
   Я выносил своих друзей.
   В живых остался капитан
   Команды нашей и Стефан,
   Андрэ и Джейсон, Дик и Рон,
   И знаменитый чемпион,
   Студенты-медики и я,
   И все они теперь друзья.
   Всего лишь тридцать человек,
   А было больше, но ни всех,
   Любила жизнь, они ушли,
   Но, слава Богу, живы мы!
   Спускался вечер над горой,
   И вот мороз крепчайший, злой,
   Врывался ветром в самолёт,
   И превращал нас в белый лёд.
   Стонала женщина в углу,
   "Спасите, больше не могу!
   Я умираю, что же вы,
   Мне до сих пор не помогли"!
   Я закричал ей: "Замолчи!
   Помочь тебе мы не смогли,
   И если будешь умирать,
   То дай живым хоть час поспать"!
   Я был не прав, что так сказал,
   Но разум воли не давал,
   И я сорвался, нагрубил,
   А утром горько слёзы лил.
   Она внезапно умерла,
   Услышав грубые слова,
   А я, дурак, хотел поспать,
   Забыв о том, что чья-то мать,
   Лежала в муках и крови,
   А я сказал ей: "Так умри"!
   Вот только спать не удалось,
   Мороз крепчал, и нам пришлось,
   Друг к другу льнуть, храня тепло,
   Но это нам не помогло,
   Промёрзли все и без огня,
   Сидели тихо до утра.
   
   Стряхнув снежинки с головы,
   Я вышел прочь, вокруг ни зги!
   Деревьев нет, и только снег,
   И различим лишь белый цвет.
   И за ночь трупы замело,
   И только грезится тепло,
   Еда, покой и милый дом...
   Но я жалею лишь о том,
   Что поздно встретился с Христом.
   Ему пришлось меня разбить
   Об эти горы, и учить,
   Тому, что раньше я не знал,
   А если знал, не принимал.
   Мы просидели без еды,
   И без огня, и без воды,
   В сорокаградусный мороз,
   Пятнадцать дней,
   Пока Христос
   Не достучался до меня,
   И я сказал: "Ну, что, друзья,
   Давайте к Богу воззовём,
   Иначе мы здесь все умрём!
   Молиться надо каждый день,
   И что-то делать, не сидеть".
   И стали мы молить Христа,
   Чтобы нашлась для нас еда,
   Чтоб не погибнуть нам во сне,
   И не промёрзнуть до костей.
   Но не менялось ничего,
   Лишь только сердце ожило,
   И я почувствовал внутри,
   Что Бог желает нас спасти.
   Я выходил на белый снег,
   И понимал, что силы нет,
   Настал уже двадцатый день,
   Никто из нас ещё не ел,
   И злые ночи холодней,
   Вот только небо всё родней,
   Всё ближе сердцу с каждым днём,
   Мы только им теперь живём.
   Мы отреклись от суеты,
   И позабыли все мечты,
   И пребывали каждый миг
   В общенье с Тем, Кто так велик,
   Кто совершает чудеса,
   И заполняет нам сердца,
   Самим Собой, Своим теплом,
   Мы только Им теперь живём!
   3. Настало утро, тишина,
   Я приоткрыл свои глаза,
   Как кто-то вдруг для всех сказал:
   "Я долго думал и решал,
   Где взять еду, чтоб дальше жить,
   Немного силу накопить,
   Собрать команду, и идти,
   Идти вперёд, чтоб всех спасти.
   И выход есть у нас один,
   Ведь мы уже совсем без сил!
   Но Бог послал для нас еду,
   Пойдёмте, я вам покажу".
   Он взял разбитый пласт стекла,
   И, как ножом пилил тела.
   Отрезал маленький кусок,
   И проглотил его, как мог.
   Скривив печальное лицо,
   Он протянул друзьям стекло:
   "Возьмите, режьте, мясо есть,
   Мы будем есть, нам надо есть!
   В телах погибших духа нет,
   Они для нас простой обед,
   Ведь мы молились за еду,
   Почти в беспамятном бреду,
   И вот теперь спасенье есть!
   Мы будем есть, нам надо есть"!
   Стояли мы глаза потупив,
   Мороз тела друзей окутал,
   Они лежали на земле,
   И нам пришлось их мясо есть.
   Друг другу слово дали мы,
   Чтоб после смерти нас могли
   Другие есть и выживать,
   И никогда ни забывать.
   
   Прошло ещё немало дней,
   Холодных, ветряных ночей,
   Пытались мы идти вперёд,
   Но снег и холод не даёт.
   Молитва стала нам родной,
   И смутно грезилось порой,
   Что мы одни и Он Один,
   Не существует внешний мир,
   Что мы едины меж собой,
   И Сам Господь хранит рукой.
   Но среди нас был атеист,
   Неверье стал его девиз,
   Он отвергал любовь Христа,
   Считал, что вера – ерунда.
   И вот однажды, я сквозь сон,
   Услышал гул, как будто гром,
   Тряслась земля, и с вышних гор,
   Неслась лавина, как шатёр.
   Прошив насквозь наш самолёт,
   Колючий снег и гладкий лёд,
   В своих объятьях погребли
   Двоих ребят, друзей моих!
   Я закричал: "Молись сейчас!
   Они погибли за тебя!
   Ведь ты отринул Божий дар,
   А Он тебя всегда спасал"!
   "Я не молюсь, - ответил тот, -
   Я, что же полный идиот?!
   Не верю я, что это Бог,
   Наслал лавину, Он не мог!
   Его же нет, Он просто миф,
   А то, что я доселе жив,
   Случайность просто, вот и всё,
   Ты сомневаешься ещё"?
   
   И только голос замолчал,
   Пол под ногами задрожал,
   И страшный гул донёсся с гор,
   Так атеист, как беглый вор,
   Пал на колени, и в слезах,
   Молился: "Боже, я дурак!
   Прости меня, спаси всех нас,
   Я верю, Ты от смерти спас,
   Я жив Тобой, И Ты Один
   Мой Всемогущий Господин"!
   Исчезла дрожь, и гул прошёл,
   И атеиста Бог нашёл!
   5. На утро вышел я на снег,
   Простой, невзрачный человек,
   И преклонился пред Тобой:
   "Великий Бог, Создатель мой!
   Сегодня Ты везде, вокруг,
   И этот яркий солнца круг,
   Зажёг сегодня Ты для нас,
   Для тех, кого два раза спас!
   Благослови меня и тех,
   Кто будет погружаться в снег,
   И кто пойдёт со мной туда,
   Где мир построил города!
   Ты проведи нас по горам,
   Ведь это Ты надежду дал,
   Ты дал нам пищу, жизнь и свет,
   И на молитвы свой ответ"!
   И мы втроём пошли в снега,
   И без огня и без тепла
   Нас пригревало солнце днём,
   Но вот зашло оно за холм,
   Спустился вечер, и мороз,
   И снова я молюсь: "Христос!
   Не дай замёрзнуть ночью нам!
   Яви же снова чудеса"!
   Сквозь рыхлый иней на бровях,
   Подтаявший в святых лучах,
   Заметил я, что утро вновь,
   И улыбается Любовь
   С небес прозрачно-голубых!
   Господь согрел детей Своих!
   Как удалось, не знаю, нам,
   В живых остаться до утра,
   Но я уверен лишь в одном,
   Что нас согрел Всевышний Бог!
   И радость жизни снова нас
   Так окрылила, и неслась,
   Над покрывалом белизны,
   Туда, куда ступали мы.
   Мы шли вперёд, но тут Стефан,
   Вдруг провалился и пропал,
   В провале снежном между скал,
   И я почти что опоздал,
   Но ухватил его кисть,
   Лишь со словами: "Друг, держись"!
   А в голове неслись слова,
   Сплошная жаркая мольба,
   И руки, словно рычаги,
   Тянули друга со скалы.
   Мы перешли один хребет,
   И впереди дороги нет,
   Сплошные горы и снега,
   Подруга, лютая зима,
   На скальных склонах скользкий лёд,
   И мы вернулись в самолёт.
   Стефан сказал: "Мы подождём,
   Хотя бы зиму переждём,
   Идти по холоду нельзя,
   Не унывайте же, друзья!
   До селе Бог хранил всех нас,
   Он не оставит и сейчас!
   Через два месяца зима
   Ослабнет, и придёт весна,
   А с ней спасенье и тепло,
   Не всё потеряно ещё"!
   Тянулись дни в холодной мгле,
   И мы молились в тишине,
   Мороз лишь ночи пеленал,
   А днём слабел и отступал.
   И вот настал тот ясный день,
   Прошло два месяца уже,
   Мы провели в молитве их,
   И Бог хранил своих живых.
   
   Мы взяли мясо на три дня:
   Стефан, Андрэ и с ними я.
   Ребята нам кричали вслед,
   Что впереди дороги нет,
   Но Бог проложит путь домой,
   И сохранит святой рукой!
   И так брели мы по горам,
   Прошло уже четыре дня,
   Еда закончилась вчера,
   Осталась лишь одна вода.
   В пещерах дрогли по ночам,
   Стефан, как будто одичал,
   А мне приснился сладкий сон,
   Вокруг я слышал райский звон,
   Потом взошёл на горный пик,
   И предо мной Господь возник.
   Он обернулся, и рукой
   Мне указал тропу домой,
   Где в зеленеющих горах
   Струится свежая вода,
   Порхают птицы над землёй,
   Желтеют ульи диких пчёл,
   В траве зелёной мы лежим,
   И я еще всё так же жив!
   Я рассказал о сне друзьям,
   И шли мы дальше по горам.
   А за хребтом другой хребет,
   И ни еды, ни силы нет.
   Конца и края не видать,
   Но я тогда не мог роптать!
   Я полз вперед, на горный пик,
   Где предо мной Господь возник,
   И с высоты увидел я,
   Что дальше горная гряда,
   Смыкаясь кругом вдалеке,
   Не окончается нигде!
   Андрэ сказал: "Ну вот и всё!
   Не помогает нам Господь,
   Я возвращаюсь в самолёт,
   Так кто из вас со мной пойдёт"?
   Стефан на камне зарыдал:
   "Я зря надеялся и ждал!
   Мы шли неделю без еды,
   Ну где Ты, Бог, ну где же Ты"?
   Я улыбнулся и сказал:
   "Ты оглядись вокруг, Стефан!
   Не видишь разве? Это Бог!
   Он наши беды превозмог!
   И этот розовый закат,
   И красота скалистых Анд,
   Всё это Он, и даже мы,
   Частички неба и Любви!
   Он проведёт нас по горам,
   Но если ты отступишь сам,
   То потеряешь связь с Творцом,
   И никогда его лицо
   Не осияет жизнь твою,
   А я ведь, друг, тебя люблю!
   Пойдём со мной, пойдём вперёд!
   Не возвращайся в самолёт"!
   В его глазах закат застыл,
   Он тихо голову склонил,
   И поклонившись до земли
   Сказал: "Господь! Меня прости!
   Прости сомнения и страх,
   Я знаю, всё в Твоих руках"!
   Андрэ вернулся в самолёт,
   А мы вдвоём ползём вперёд.
   Прошло еще немало дней,
   Мы превращаемся в теней,
   Не достаёт последних сил,
   И я почти что отступил,
   Почти надежду потерял,
   Но слово Бог Своё сдержал!
   И я увидел впереди
   Две серебристые реки,
   В долине светлой лес густой,
   И над протоптанной тропой
   Порхают птицы и сверчки,
   А вдоль неё растут цветы!
   И со слезами на глазах
   Мы прославляли небеса!
   
   А в самолёте тишина,
   Почти закончилась еда,
   Надежда канула давно,
   Но вдруг вдали раздался рёв.
   И непривычный слуху звук,
   Их пробудил от горьких мук.
   Они смотрели в небеса,
   И не поверили глазам,
   Когда огромный вертолёт,
   Внизу заметив самолёт,
   Завис над ними, а внутри,
   Сидели кто? Конечно мы!
   
   Спаслись семнадцать человек,
   Как на ристалище забег,
   Прошли вдвоём мы Анды все,
   Но не дошёл назад Андрэ.
   
   Господь довёл нас до конца,
   И для того разбил сердца,
   Теперь я новый человек,
   Но не кончается забег!
   Теперь иную цель небес
   Открыл Христос, когда воскрес,
   И я иду к Нему всегда,
   Через холмы и города,
   Через года, и день за днём,
   Всё ближе к сердцу вечный дом!
   
   /Основана на реальных событиях/
   

источник: Моё вдохновение... получена от: Svetlik

Оставить комментарий (8)    /   Отправить другу

Пожалуйста: при копировании притчи "Живые" с данного сайта, делайте ссылку на наш сайт или на автора (если имеется)

случайная притча
Новые притчи
Безнадёжная
Притча о слезах вели...
Магазин мужей и жен
Главное - набрать раз...
Растопите лед
Притча о богатстве
Притча про ложку и ра...
Любовь и достоинства
Верующая женщина
Вода мудрости
30 последних.. 
добавить притчу

Притча: Живые
Copyright 2003-2010. Сайт: Притчи Автор: Андрей Поддержка: Castle.by
Rating All.BY Rambler's Top100